Что такое афористика

                На радио «Медиаметрикс»в программе «Пирамида Урмаслоу» состоялся разговор ее автора и ведущей Натальи Урмацких и председателя Московского Клуба афористики Сергея Сидорова. Разговор об афоризмах и афористах, Московском Клубе афористики, о творчестве и много еще о чем. Посмотреть запись можно по ссылке: https://youtu.be/7OiJGeeaHJ0             

 

ЧТО ТАКОЕ АФОРИЗМ    

Слово афоризм берёт своё начало от греческого слова Aphorismos, означающее по тем временам определение, разграничение. Именно этим словом назвал свой медицинский трактат древнегреческий учёный Гиппократ, первая страница которого начитается с известного всему миру афоризма: «Жизнь коротка, искусство долговечно». (IV в. до н.э.)

Но существует мнение, что уже в те далёкие времена то слово означало ряд понятий, подходящих под определение афоризма в том смысле, в котором мы понимаем его в наше время. Это – краткий, сжатый стиль, сентенция и гнома. Не надо думать, что такового понятия, как афоризм вовсе не существовало. Были древнеегипетские, древнекитайские изречения, но они были несовершенны по сравнению с теми изречениями, которые появятся в древнегреческий в древнеримский период.

Переход афоризма из области медицины в область политики и литературы начнётся лишь в начале нового тысячелетия. Самостоятельным жанром литературы он станет лишь в ХVII – ХVIII вв.

В России афоризм появился в ХVIII столетии, во времена расцвета его в Европе, но как афористический жанр – с возникновением письменности на Руси. Первый сборник, в переводе с польского языка, вышел в 1711 году, а первая книга афоризмов в 1815 году. Наибольшую популярность афоризм приобрёл в России в начале и конце ХХ века.

В разное время афоризм трактовали по-разному. Существует более двух десятков его определения.  На наш взгляд, афоризм, как обобщённое название, – это мысль, выраженная в оригинальной и краткой форме, за которой стоит конкретное лицо.

Принято выделять два вида афоризмов: вводный (из текста произведения) и обособленный (как самостоятельный жанр). Афоризм можно так же трактовать как в узком, так и широком смысле.

В понятие «афоризм» в литературном смысле этого слова (если придерживаться мнения В. Борисова) включаются следующие виды речений или афористических терминов (тема спорная и не имеет окончательного решения):

  1. Собственно афоризмы (в узком значении слова, это мысли яркие по форме, глубокие по содержанию)
  2. Изречения В. Борисов считает изречение глубокой мыслью без особой меткости и с неожиданностью суждений. (По мнению авторов «Афористики» Н.Т. Федоренко и Л.И. Сокольской – это старое название афоризма).
  3. Максимы – от латинского слова «maxima» – высшее правило. Это лаконичная мысль, отличающаяся от изречения краткостью, выражающей какой-либо этический принцип. Они часто похожи на размышления. Много максим у великих афористов: Монтеня, Паскаля, Лабрюйера, Лихтенберга, Гёте и других мыслителей.
  1. Крылатые слова — это, как правило, общеизвестные краткие  изречения литературного происхождения, не имеющие завершённого умозаключения, например: «блудный сын», «хлеба и зрелищ», «звёздный час». В отличие от афоризма, крылатые слова не являются литературно-философским жанром.
  2. Сентенция – от латинского слова «sentential» – мнение, суждение. Ими принято называть нравоучительные изречения. В сентенциях часто употребляются глаголы повелительного наклонения и такие слова, как «надо», «следует», «обязан» и т.п. Близкая по смыслу с сентенцией, апофегма – нравоучительное изречение. Ими в России 17-18 вв. называли сборники кратких моральных изречений.
  3. Гнома – от греческого – «gnoma» — мысль, мнение. Это, как и сентенция, нравоучительное изречение, но только в стихах.
  4. Каламбур – это оборот речи, основанный на игре слов, например: «На всякого заведующего есть свой завидующий» (Э. Кроткий); «Юморист трудится кругло-шуточно» (заведующего есть свой завидующий»а переосмыслении фразеологизмов с целью достижения комического эффекта.их этимологии, на Ц. Меламед); глубокую мысль каламбурно редко удаётся высказать. В жанре каламбура работают многие современные авторы-юмористы.
  5. Парадоксы – это речения, противоречащие здравому смыслу. Например: «Невозможно хлопнуть дверью, если тебя выбросили в окно» (Дон-Аминадо), «Весной даже сапог сапогу шепчет на ушко что-то нежное» (Э.Кроткий).
  6. Юморизмы – понятие условное, к ним можно отнести все афоризмы в иронично-юмористической форме, непохожие по сути и по форме. Особо отличительных форм юморизма не существует, поэтому в газетах они часто принимают другие условные названия: «лаконизмы», «АиФоризмы» «афоНаризмы» и т.п. Яркий и значительный по мысли юморизм может стать афоризмом. Юморизмы – развивающийся жанр афористики, пользующий большой популярностью у современных читателей.

            К жанру афористики многие относят пословицы – краткие народные изречения. Их часто цитируют и включают в афористические сборники. Они отличаются от афоризма только отсутствием автора, узким кругом тематики, многозначностью употребления в речи и более простой синтаксической конструкцией. Литературоведы считают афоризм и пословицу самостоятельными жанрами. Тем не менее они контактируют между собой, многие афоризмы переходят в пословицы.

К вышесказанному можно добавить афоризмы-определения: мысли определяющие какой-либо предмет или понятие, выраженное автором, в необычной форме, например: «Афоризм – это хорошо отредактированный роман» (В. Голобородько), «Бар – полутёмное помещение, заполненное полутёмными людьми» (Американское изречение).

         В афористике бытует ещё такое понятие, как фраза. От афоризма (в узком смысле) она отличается своей незаконченностью выражения, так же, как пословица отличается от поговорки. По утверждению члена нашего Клуба В.Зверева «Афоризм отличается от фразы так же, как снайперский выстрел от автоматной очереди».

Во второй половине ХХ века появились новые средства выражения, имеющие отношение к афоризму: опечатки, оговорки, оборванные фразы и др.

Основой современной афористики является сатирико-юмористический афоризм, зачинателем которого в России был Козьма Прутков (А.К. Толстой и его двоюродные братья А.М. и В.М. Жемчужниковы), а достойным продолжателем – Эмиль Кроткий (1892 – 1963 гг.). Ортодоксальный афоризм, по утверждению А. Петровича-Сырова, канул в вечность. И если он востребован, то лишь «из исторической культурно-философской важности первоисточников». Поэтому первостепенной задачей современного афориста стоит задача не столько искать новые пути в озвучивании афористической тематики, сколько в «стремлении освежить «вечные» темы современными образами». Я бы сказал так: всё уже сказано, но не всё – красиво. Проще говоря, важно не что вы скажете, а как. Не случайно афоризм называют четвёртым жанром или «малой прозой».

«Секрет особой привлекательности афоризма в том (по мнению Н.Филатова), что он содержит в себе более того, что сказано непосредственно». Хорошо на эту тему высказались члены нашего Клуба В. Борисов и А. Васильев: «Хороший афоризм всегда насыщен ароматом намёка – вокруг него, как пчёлы над цветком, вьются ассоциации», «Афоризм подобен айсбергу: меньшая часть над поверхностью, большая – под водой».

                                      Подготовил Александр Минченков

 

 

 СТАТЬИ О АФОРИСТИКЕ В   АЛЬМАНАХАХ

       Сатирический афоризм

         в современной афористике

АФОРИСТИКА – четвёртый жанр литературы, наряду с эпосом, лирикой и драмой, включающей в себя афоризмы, изречения, крылатые слова и другие короткие произведения.

Афористика пользуется популярностью среди читателей и книголюбов.

Что же такое афоризм?

Афоризм – это обобщённая, глубокая мысль определённого автора, выраженная в лаконичной, отточенной форме, отличающаяся  выразительностью и явной неожиданностью суждения. (БСЭ, 2-е издание).

Например, «Человек – мера всех вещей» (Протогор).

Основа современной афористики – сатирические афоризмы и фразы, публикуемые в разделах сатиры и юмора многих газет и журналов.

Сатирический афоризм предпочитает яд гротеска, колкость насмешки, бич сарказма невозмутимой созерцательности или беззаботной восторженности.

Основоположником русского сатирического афоризма является Козьма Прутков (вторая половина XIX века, коллектив авторов в составе А.К. Толстого и его двоюродных братьев А.М. и В.М. Жемчужниковых). «Плоды раздумья» Козьмы Пруткова широко известны.

Лучшим продолжателем К.Пруткова по праву считается Эмиль Кроткий (1892 – 1963 гг.). Его «Отрывки из ненаписанного» поэт А.Безыменский назвал «подлинной академией остроумия».

Из современных зарубежных авторов наиболее известен Станислав      Ежи Лец (1909 – 1966 гг., Польша) и его «Непричёсанные мысли», из отечественных  Д.П. Рудый (1926 – 1983), ныне здравствующие М.М. Генин, Г.Е. Малкин, В.В. Колечицкий, Е.А. Тарасов, Б.Ю. Крутиер, Т.Ш, Клейман, В.Г. Сумбатов. Приятно отметить, что все из них или сегодня являются членами московского клуба афористики, или в разное время входили в него.

Нетрудно представить себе, какой сложности задачу ставит перед собой  современный сатирик, пытаясь создать афоризм, который был бы конкурентоспособен в обществе классических собратьев. Сколько надо переработать словесной руды ради одной мысли, одного слова, ради того, чтобы фраза была ёмкой,  точной, меткой и смешной. В сатирическом афоризме при внимательном чтении вы найдёте и глубокую мысль, и раздумья, и каламбур. Вот, например, афоризм В. Маяковского: «Бюрократ – это человек, у которого отец – входящий, а мать – исходящая.

Технические способы и приёмы обострения сатирической мысли как парадокс, аллегория, гипербола, литота, метафора, каламбур, реминисценция и пародия требуют умелого, чуткого и тонкого обращения с ними. Недаром говорят, что наиболее удачные афоризмы по своей силе и направленности сатирического удара не уступают рассказу или повести, например, афоризм известного финского сатирика М. Ларни: «Старые люди всему верят, люди средних лет во всём сомневаются, а молодёжь всё знает».

Секрет особой привлекательности афоризма в том, что он содержит в себе более того, что сказано непосредственно. Его истинный смысл раскрывается в результате размышления, т.е. «афоризм не только хранилище, но и катализатор человеческой мысли» (Е.С. Лихтенштейн). Вот, например, афоризм Э. Кроткого: «Классиков нужно не только почитать, но и почитывать».

Афоризмы приучают не бояться парадоксов, ценить остроумие, показывают, что иногда в шутке больше серьёзного и полезного, чем в длинном поучении.

Первое и главное, что облегчает дело современным афористам, – это естественное стремление освежить  «вечные» темы современными образами, понятиями, ситуациями. Например, «Время – деньги. Две недели – уже аванс» (Л. Леонидов). Хотя сейчас эта фраза при огромных задержках зарплаты уже устарела. Перефразируя её, можно сказать, что «Хотя «Время – деньги», но две недели – ещё не аванс. И даже не получка».

Второе, – это  дерзкие поиски новых средств выражения мысли. Действительно, современный афоризм существенно раздвинул строгие канонические рамки этого жанра в его классическом виде. Краткий диалог, реплика, иронический совет, шутливое пожелание, анекдотический микро сюжет и все другие «нечистые» формы афоризма чаще являются  «первично обработанным» материалом, взятым прямо из житейского обихода, чем плодом абстрактно-аналитических умозрений. «Фотограф недовольному клиенту: «А виноваты ваши родители» (Н. Филатов). (Прошу прощение за автоцитирование). Автору афоризмов нет нужды напоминать, что словам должно быть тесно, а мыслям – просторно: афоризм по природе своей не терпит ничего лишнего. Во всяком случае, бесспорно, что непременным  качеством хорошего изречения должны быть простота, ясность, меткость, а если афоризм намеренно двусмыслен, то недвусмысленность этой двусмысленности.

То, что делают авторы афоризмов, достойно уважения, подчас удивления, а иной раз и восхищения. Да хотя бы только заставить читателя в наш век скорочтения и всеобщей торопливости глубоко задуматься всего над одной строчкой, всего над несколькими словами, – одно это уже кое-что да значит.

Новыми формами и средствами выражения афоризма являются опечатки, оговорки, вопросы, оборванные фразы и др. Но дело, конечно, не в форме, а в заложенном содержании. Вот примеры хороших опечаток: «Зряплата» (Э. Кроткий), «Окладоискатель» (А. Арабаджи)… И только множество явно слабых публикаций дискредитируют эти новые формы сатирического афоризма.

Поэтому, давая оценку современной афористике по публикациям в периодических изданиях и сборниках, нужно подходить к этому с чувством юмора, которого некоторым критикам иногда не хватает. «О серьёзном с улыбкой», – вот оценка современной афористике.

В заключение некоторые шутливые определения: «Афоризм – литературный жанр, который в отличие от других жанров доказывает, что глупость может быть краткой» (Г. Лауб, Чехия).

«Парадокс – это умно сказанная глупость» (Ю. Ивакин)

Итак, афористика как жанр литературы, несмотря ни на что, существует и ждёт дальнейших активных действий от своих сторонников, последователей и исследователей.

                                              Николай Филатов                                                                                                   (Альманах МКА 2002г.)

 

                               ЧТО ТАКОЕ АФОРИЗМ?

 

«Афоризм – это хорошо отредактированный роман», – считает Владимир Голобородько.  «Афоризм должен быть достаточно длинён, чтобы задеть чувство, и достаточно краток, чтобы сформулировать его мысль» – так выглядит позиция автора этой статьи.

К сожалению, многие издатели и редакторы, составители сборников, и даже сами авторы афоризмов отнюдь не всегда могут правильно определить, что подразумевает под собой этот термин.

«Афоризм (греч. Aphorismos – краткое изречение) – обобщённая, законченная  и глубокая мысль определённого автора, выраженная  в законченной и отточенной форме отличающаяся меткой выразительностью и явной неожиданностью суждения. Как и пословица, афоризм не доказывает, не аргументирует, а воздействует на сознание оригинальной формулировкой мысли…» БСЭ., А.И. Фюрстенберг.

Как видите, и здесь неотъемлемыми составляющими афоризма признаются его краткость, чувства и мысль.

В некоторых же так называемых «сборниках афоризмов» под этим понятием подразумевается всё, что только может уложиться  в один абзац… Сентенции и максимы, крылатые слова и цитаты, фразы и пословицы, хохмы и каламбуры, наконец, просто выдержки и даже стихи… А чем же так отличаются все вышеперечисленные жанры от афоризма? Этот вопрос, возникший среди членов  редколлегии в процессе работы над альманахом, и послужил темой для этой статьи.

Конкретные разночтения начнём в вышеприведённом порядке, как это и подразумевается афоризмом, с конца… Про выдержки на несколько строк (краткость) и стихи даже говорить ни к чему, хотя: чувства зарождаются  из мыслей в стихах, чтобы умереть, превращаясь в истины афоризмов – этот вывод об их судьбе также сделан в процессе написания этой статьи её автором.

Хохмы и каламбуры – так же активно воздействуют на наши чувства, но… минуя сознание. Мыслей в них нет. Во всяком случае, в законченной формулировке.  «И создал Бог человека… Назло Дарвину!» – Сергея Хохлова, или: «В субботу Робинзон понял, что влюбился в Пятницу – Сергея Сидорова – являются классическими примерами соответственно хохмы и каламбура. Смех – является по Зигмунду Фрейду, реакцией бессознательного, а мысль всё-таки воздействует на сознание… Сравните с Фридрихом Ницше: «Самый тонкий юмор вызывает самую незаметную улыбку».

Фразы  также передают нам волнующую гамму чувств, но помимо этого, они содержат и мысли. От афоризмов их отличает лишь то, что они не предают им законченной (а часто и вовсе никакой) и ясной формулировки, оставляя читателю лишь тонкую нить намёка. «Стояла тихая Варфоломеевская ночь» – Ю. Базылева – красноречивый этому пример.

Пословица же, донося до нас мысль в оригинальной формулировке, лишена авторства, и, как следствие, отточенности стиля и форм. «Что упало, то пропало», «Как потопаешь, так и полопаешь», а также, как и всякая «истинно народная мысль имеет оттенок истинно народной серости», – по меткому выражению А. Подводного.

Теперь о цитатах и крылатых словах – в них есть и мысль, и чувство, и краткость – иначе бы и не полетели! Но… не те чувства, или не та мысль. Мысли и чувства присутствуют в них раздельно, не переплавляясь в мысль, их чувство остаётся  самим собой. «Карету, мне, карету!» или «Полцарства за коня!» – передают нам души героев и их чувства, не формируя их, а оставляя нам задуматься над их смыслом, довести его до себя… Хотя могут среди крылатых фраз попадаться и настоящие афоризмы, например: «Те, кто отказывается от свободы ради временной безопасности, не заслуживает ни безопасности, ни свободы» – Франклина Рузвельта.

И, наконец, максимы и сентенции. Это, пожалуй, наиболее близкий к афоризму жанр. Но, отличаясь глубиной и обобщённостью своей мысли, они, часто, слабее воздействуют на слушателей из-за недостаточного подключения чувств. Они уступают афоризмам по выразительности из-за избыточной назидательности, возникающей в них вследствие отсутствия парадокса. Примерами могут быть: «Всякое образование должно способствовать воспитанию хороших нравов» – Д.И. Фонвизина, или: «Кто мыслит хорошо, тот и поступает так же» – П. Буаста.

Афоризм – как золото, ибо его красноречие порождает молчание. Как  золото – ибо одновременно является добром и злом. Как золото, он всегда несёт с собой элитарность. И как золото – он является объектом подделок и снижения проб. Надеюсь, дорогие читатели, что проба этого альманаха не окажется для вас слишком уж плохой, а эта статья – послужит надёжным компасом в мире афористики для тех, кто  не хочет путать с фальшивками настоящие драгоценности сего жанра. Фальшивые ценности – подобны людям, а «фальшивых  людей опаснее иметь друзьями, чем врагами» – справедливо считал Жан-Жак Руссо.

                                                                  Салек Пинигин

                                                   (Альманах 2002 года)

 

                                      АФОРИЗМ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

 

        «Насмешливое слово часто лучше определяет важные вещи, чем глубокое серьёзное изучение»                                                                                                                                                                            Гораций                                                                   

Горацию вторит В.Сквозников, известный «прутковед»: «… мнимо дурашные афоризмы Пруткова, будучи гибкими от пропитывающей их внутренней иронии, не старятся в разных условиях и случаях жизни – и потому они долговечнее неподвижно абсолютной «мудрости».

Современным любителям вещать «высокие истины» в виде афоризмов, эта цитата вряд ли понравится. Пуристы не допускают возможности возникновения аллергии к их благим намерениям, выраженным в нравственных назиданиях и инвективах. Ну, а если человечество не хочет воспринимать их пропаганду морали, обличительный пафос, –  значит, оно настолько испорчено. Неужели мир и вправду «оглох от добрых слов»?

Вместе с тем толщина и количество издаваемых и переиздаваемых сборников изречений, изобилующих мудростью древних, пространными пассажами из произведений классиков, философскими умозаключениями, максимами, говорят об обратном.  Глядя на это, иные сочинители декларируют и свои «мысли», забывая о том, «что дозволено Юпитеру, то не дозволено быку». Они по-донкихотски не желают признавать, что эра канонического афоризма, как и время эпических поэм, миновала. Что в нынешнем информационном поле подражание стилю классических образцов выглядит претенциозно, а навязывание азбучных истин, демонстрирующих авторское прекраснодушие, есть не что иное, как пошлость. Таким ревнителям «чистоты жанра» можно посочувствовать, ведь они сталкиваются с вполне объяснимой предвзятостью. Если высказывание принадлежит полководцу, великому учёному, вообще знаменитости, пусть даже оно и не тянет на вселенскую мудрость, всё равно приобретает значение хотя бы как дополнительная характеристика известной личности. Тот же «квадрат» с подписью Малевича, как бы мы к нему не относились, стоит на миллион долларов дороже, чем без неё. «Великие люди говорят великие слова» – гласит индийская пословица. Заслуживающего уважение и доверие человека выслушают, но если незнакомый простой смертный начнёт менторским тоном «учить жизни», мало кому это придётся по душе. Чтобы преодолеть естественное предубеждение, привлечь ваше внимание, незнакомцу понадобится, как минимум, заинтересовать вас. Другими словами, фраза имярека, притязающая занять место в сборнике афоризмов где-то между Наполеоном и Черномырдиным, не может иметь в глазах читателя никакой цены, кроме своей себестоимости. Все вечные истины сказаны и имеются в доступном теперь информационном фонде цивилизации. Практически для любой, на первый взгляд свежей фразы, найдётся  если не дословный, то смысловой аналог. Время просто переодевает старую мысль в новые слова, и  пресыщенному современному восприятию становится более важным уже не «что», а «как». При всём при том востребованность и пиетет к афористике прошлого сохраняются из-за исторической культурно-философской важности первоисточников.

Если окинем беглым взглядом отечественную лапидарную словесность, то увидим, что российский афоризм как автономный вид литературного творчества современников появляется на страницах печати лишь со второй половины 19 века.  Европа давно уже пережила возрождение интереса к афористике античности и средневековья; в период классицизма создала собственную традицию дидактических изречений; творчество Ларошфуко, Лабрюйера, Вовенарга, Лихтенберга и других выделило афористику в особый род словесного искусства. России же пришлось «навёрстывать» упущенное. Довольно долго имели хождение сборники переводных афоризмов, содержащие каноническую мудрость древности. Подражание ей, выспренние самодельные наставления уже изначально  выглядели запоздало и карикатурно. Пушкин, с его безупречным вкусом, иронизировал по поводу напыщенного «высокомудрия», а позднее А.К. Толстой и братья Жемчужниковы гениально высмеяли ходульность ложного глубокомыслия. Собственно, с Козьмы Пруткова у нас и начинается широкое распространение афористики в качестве самостоятельного жанра. Благодаря счастливо найденному  приёму мистификации, в директоре «Палатки» пародируется зуд поучительности, фразёрство (при этом пародирование своеобразно «реанимирует» набившие оскомину прописи). Многократно переизданные «Сочинения Козьмы Пруткова», казалось, должны были бы навсегда  отбить охоту «запечатлеться в вечности» с помощью  доморощенных трюизмов.

… Ан, нет, потомки К.П. доблестно продолжают его дело. Многим из них Прутков даже «не нравится», – ведь он своей мнимой глупостью дискредитирует их мнимую мудрость. Пародия раздражает её объект; в случае же «Пруткова» она обращает безапелляционную серьёзность в фарс. Авторы, не умеющие шутить сами и не понимающие юмора, как правило, относятся к нему снисходительно, пренебрежительно или даже зло, в особенности, когда «покушаются на святое». Например, на их возвышенное понятие об афоризме. Услышав шутку, каламбур, остроту, они сердито восклицают: «это не афоризм!» и будут совершенно  правы в рамках своего догматического представления, отвергающего юмористическое начало как основу современной афористики. Предлогом к такому отношению служат низкопробные шутки, негатив к которым проецируется на юмор в целом. Юмор вообще материя тонкая, и неудачи в нём гораздо заметнее, чем в серых без тени улыбки фразах.   Прослеживая судьбу жанра на протяжении двадцатого столетия до наших дней, можно удостовериться, что афоризм всё дальше и дальше отходит от ортодоксальной формы. Следует ещё раз оговориться: имеются в виду не цитаты, включаемые в афористику за счёт фактора личностной известности, а произведения профессиональных афористов. Это творчество С.Е. Леца, Э. Кроткого, выдающихся современных авторов, абсолютное большинство фраз которых «замешано» на юморе. К слову сказать, афоризмы далёкого и не слишком далёкого прошлого также не чужды юмору; многие из них дошли до нас именно благодаря нему.

В.М.Борисов, бывший в 70-х годах председателем Клуба афористики, так определил направление развития жанра: «Юморизмы всякого рода – явление в наши дни бурно развивающееся» (подробнее см. «Радуга мыслей»; Альманах МКА за 2006 г.) К настоящему времени юмористический афоризм почти вытеснил однозначные, «прямолобые» изречения из периодики. Место современного афоризма прямо указано в статье Н.Филатова (Альманах МКА-2002): «Основа современной афористики – сатирические афоризмы и фразы, публикуемые в разделах сатиры и юмора многих газет и журналов»; «Современный афоризм существенно раздвинул строгие канонические рамки этого жанра в его классическом виде. Краткий диалог, реплика, иронический совет, шутливое пожелание, анекдотический микросюжет и все другие «нечистые» формы чаще являются первично обработанным материалом, взятым прямо из житейского обихода, чем плодом абстрактно-аналитических умозрений». В заключение его статьи следует краткий и точный вывод: «О серьёзном с улыбкой, – вот оценка современной афористике». Действительно, из всего спектра жанра («канонический» афоризм, максимы, крылатые слова, гномы, хрии, сентенции, дефиниции и т.п., а также парадоксы, каламбуры, лаконичные шутки) на долю современных авторов в адекватном виде достались только три последние формы. В перечисленные же перед ними разновидности жанра может вдохнуть жизнь всего лишь нарочитое их использование для достижения комического эффекта. Да и слово «афоризм» применительно к плодам творчества современных авторов звучит несколько высокопарно. Показательно, что не одни редакторы, но и сами авторы интуитивно или сознательно избегают давать такое название рубрике, заменяя его, хоть и не всегда удачно, на «фразы», «афоНАризмы», прочие «измы». Встречаются, правда, не страдающие особой скромностью мыслители, нарекающие свои перлы чуть ли не бриллиантами мудрости. Публикуются они, как правило, за свой счёт или в коллективных сборниках, не  отличающихся вкусом и требовательностью их составителей. Кое-кто из авторов, не обладая чувством юмора, ориентируясь на конъюнктуру, усердно пытается острить – лишь бы напечататься: один из тщеславия, другой по причине гонорара, третий из-за того и другого. Читая подобное, порой и не знаешь, что хуже: нудное умствование или натянутая шутка. Юмор вовсе не обязан смешить, и сужение возможностей краткой художественной словесности в его границах только кажущееся. При этом существует непременное условие: «обыграть» мысль, чтобы она была принята читателем, – это тест на талантливость автора. Без «игры ума» нет современного афоризма. Впрочем, одной яркой мысли по теперешним меркам уже недостаточно: выраженная «простым» предложением, она так или иначе вторична и может быть отнесена в разряд удачных наблюдений, шуток, умозаключений, не более того. Для статуса «афоризма» ей необходимо талантливое вербальное воплощение. Остроумная форма или подача мысли достигается посредством богатого ассортимента приёмов: антитез, параллелизмов, гипербол, совмещением фразеологизмов, использованием «не по назначению» словесных клише. «Общие фразы – это болванки для афоризмов» (Б. Крутиер). Самым популярным способом придать мысли некую афористичность является каламбур. Игра ума в сочетании с игрой слов и рождает современный афоризм. А уж достоинство его определяют такие параметры как оригинальность, глубина мысли, соотношение идеи и формы. Зачастую лёгкость метода добывания каламбуров, поставленных «на поток», низводит афористику до её прикладного применения и плоского шуткования, в то время как подлинный юмор обеспечивает жизнеспособность жанра. Чтобы выжить, он нередко идёт «на всё»: парадоксально перелицовываются старые афоризмы; получают распространение провокационные аморалистические формулировки (на самом деле обновляющие этические принципы методом «от противного»), словесная эквилибристика, смысловая двуплановость; жонглирование понятиями, компрометирующее стереотипность мышления и т.д.

Главная жизненная задача современного афоризма – заставить работать воображение, иначе он не оставит в голове никакого следа.

Большинству авторов это самоочевидно, и не стоило бы ломиться в открытую дверь, но всё-таки есть афористы, придерживающиеся диаметрально противоположных взглядов на жанр, а посему эти заметки, не претендующие на истину в последней инстанции, возможно, послужат приглашением к дискуссии, и на страницах следующего альманаха мы прочтём достойный «ответ Чемберлену».

                                                               А.Петрович-Сыров

(Альманах 2008 года)

 

                          ВОРОВСТВО? ПЛАГИАТ? БЕСЦЕРЕМОННОСТЬ?

 

Плагиаторы, спите спокойно! Муза – женщина, она редко сознается, кто был первым

                                                          (Станислав Ежи Лец)

Афоризм состоялся, если его уже воруют

                                                                        (Б. Вольтер)

 

Человек украл деньги. Это значит, что человек присвоил деньги себе. Со словами гораздо сложнее: 33 буквы, тысяч двести (льщу современному русскому языку) слов. И весь мир, и себя в нём мы описываем с помощью этих букв и этих слов. Некоторым не хватает своих мыслей, и тогда они берут чужие и подписываются своим именем.

Как-то разбирал я кучу писем на громадном столе в редакции «АИФ» (в то время за лучший авторский афоризм еженедельник давал ежемесячно телевизор). Редко я так хохотал: вся антика, полный корпус французских просветителей, понемногу немцев, англичан, итальянцев, были там и наши, и даже клуб цитировали. География – вся Россия, чаще глубинка… Тут следует процитировать Карла: «Более оригинальным слывёт тот, кто успел украсть первым». Тиражи газеты поднялись, афоризмы в рамочке были очень к месту. Потом начались проблемы: посыпались письма и телефонные звонки читателей, возмущённых публикацией явно чужих афоризмов. Теперь рамочек почти нет. А жаль. Были ведь удивительно свежие, остроумные мысли.

Литературный критик Юрий Селезнёв написал: «У Достоевского, как известно, находят и будут ещё находить всё новые и новые примеры «использования», «разработки» и т.п. образов, деталей, идей и т.д. и Пушкина, и Лермонтова, и Гоголя, и Некрасова, и Тургенева, и Тютчева, и Фета, и Толстого…как, впрочем, и Данте, Шекспира, Сервантеса, Гёте, Бальзака, Диккенса…»

Про Шекспира говорить, думаю, не надо, многие читали о том, что его пьесы приписывались и Френсису Бэкону, и Кристоферу Морло, и графу Ретлэнду.

В 1935 году Анри де Монтерлан в дневнике заметил: Стих Малларме: «Как он есть по себе…» заимствован у святого Хуана де ла Крус, первый стих 2-ой песни «Живого Пламени». Юрий Нагибин в своём дневнике 22 апреля 1983 года: «Начал писать Дос Пассоса «42 параллель» и «1919». Вот откуда пошли приёмы «папы Хема», это всё Дос придумал. Да и Фолкнер у него попользовался, не говоря уже о мелкой сошк».

Здесь вынужден сказать о Жванецком, мне повезло – было время прочитать всего Чехова, и в 12 томе на 25 странице я вижу: «Как зовут вашу собаку? – Каквас». У Михал Михалыча из этого вышла отличная вещь – «Авас». Вряд ли совпадение, но Ильченко и Карцев так великолепно озвучили Жванецкого (и Чехова!), что это останется надолго… И что? И кто автор? У Антона Павловича – только фраза, у триумвирата – произведение искусства. Остаётся совершенное.

Все цитируют всех. Когда читал первую у нас книжку Игоря Губермана, меня возмутило, что он зарифмовал чужие мысли. И только прочитав в прошлом году в его «Вечернем звоне»: «Плакать из-за того, что мы не будем жить сто лет спустя, столь же безумно, как плакать из-за того, что мы не жили сто лет назад», я понял, что Игорь делает великую вещь – он просветитель XXI века! Он доводит до нас мысли других авторов, он говорит для нас словами других людей, и мы это понимаем и принимаем. У Геннадия Малкина есть книга «Живым из жизни не уйти», у Игоря сказано так:

С азартом жить на свете так опасно,

Любые так рискованны пути,

Что понял я однажды ясно:

Живым из жизни не уйти.

Макс Фриш сказал: «Если ты думаешь, что узнал истину, подай её другому, как подают пальто, чтобы удобнее было надеть, а не тычь её в нос, как мокрый носовой платок». Если из афоризма делают что-то большее, то исчезает авторство, прав тот, кто сделал лучше. У Геннадия хорошая фраза, у Игоря стих, который увеличивает пространство мысли. Здесь я на стороне Игоря.

Единственный раздел литературы, где невозможны переделки – палиндром, или – ты, или – не ты. Мне недавно приснилась фраза: «Нежу, не нежу, – уже не нужен». Переставить нельзя ни одной буквы.

Не все заимствователи чужих мыслей делали это сознательно: в психиатрии существует термин криптомнезия (kriptos – скрытый, тайный + mneme – память), попросту говоря: прочитал, забыл, вспомнил как своё.

Артур Васильев как-то мне рассказывал: «Написал фразу: «По настоящему иллюзиями живут только отдельные артисты цирка», занёс в записную книжку, но хорошо, что никуда не отдал в печать. А потом прочитал в давней книге Цаля Меламеда фразу: «Иллюзии кормят только фокусников». Классическая криптомнезия. Вычеркнул…

Со смехом  говорил мне несколько лет назад великий человек Борис Николаевич Лесняк, что у него была фраза, давно записанная в дневнике: «Руки вверх! Единогласно…», а потом он увидел её опубликованной Тамарой Клейман. Это совпадение мыслей, страна у нас такая, и этого не могло не быть. Меняются времена, нравы и обстоятельства, но чувства и переживания людей остаются прежними.

Элианс Канетти сказал: «Великие авторы афоризмов читаются так, будто все они хорошо знают друг друга». Убрав первое слово, нельзя не согласиться с ним.

Для греков понятие адвойта (отсутствие двойственности) было естественным, в те благословенные времена философы и учёные придумывали слова, чтобы объяснить мир, писатели и поэты – чтобы объяснить своё к нему отношение. Много стало слов, так много, что недавно Макс Фрай написал: «Оригинальная мысль? Нет ничего легче. Библиотеки просто набиты ими». И те конкурсы (лат. Concurso – бегать туда и сюда), что проводим мы в клубе, это балансировка между свежестью мысли и заданной формой.

Вообще-то, повторы чаще всего бывают, если в основу брать известные словоформы – при переделки их логично появляются дубли, – мысль ограничена формой, как бы не была она интересна. И если писать, обложившись словарями синонимов, пословиц, фразеологизмов, – можно держать пари, что такая фраза уже есть или неизбежно появится. Фразу: «В любовном треугольнике один угол всегда тупой» видел с небольшими вариациями под пятью разными фамилиями. Про свет в конце тоннеля написано так много, что  члены редколлегии одного из альманахов, я состоял тогда в ней, просто их вычёркивали, забив этот тоннель доверху.

Четырежды читал фразу «Больному требуется уход врача, и чем дальше уйдёт врач, тем лучше» под разными подписями, так что уже ни в чём не уверен, хотя впервые увидел её у Андрея Кнышева. Хорошо сказал об этом Андрей Коряковцев: «Прочитал у старых классиков несколько своих афоризмов. Так вот, оказывается, кем я был в прошлой жизни!»

В «Менделеевце» опубликовали Александра Анисимова: «Чтобы быть первым, необязательно бежать быстрее всех, достаточно выбежать пораньше». Первым сказал это Франсуа Рабле, он выбежал на четыре века пораньше. Три автора произнесли слова: «Чем больше я узнаю людей, тем больше люблю собак», в том числе суровый Шопенгауэр, нежная мадам де Севиньё и скандинавский врач и писатель Аксель Мунте!

В Х Сатире Ювенала сказал: «Orandum est ut sit mens sana in corpore sano» («Надо молить, чтобы ум был в теле здоровом»). Стих этот был направлен против чрезмерного увлечения телесными упражнениями. Зачем вырванное из него «изречение» стало трактоваться в смысле противоположном.

Впервые слова «женщина тяжёлого поведения» появились в 16-ой записной книжке Андрея Платонова за 1937 год; позже их эксплуатировали не меньше, чем саму эту женщину… Тот же Канетти заметил, что «Первая отдельная фраза чиста. Но уже следующая что-то отнимает у неё».

Андрей Кивинов, автор неплохих, наверно, детективов зачем-то выпустил книгу «Нострадамус настрадал», где сотни афоризмов, и совсем нет подписей. Дело не в приоритете, но если он нашёл фразы, то почему бы ни опубликовать и фамилии? И как Андрей почувствовал бы себя, если в титрах фильмов не писали его фамилии в качестве автора сценария сериалов? Мы ведь можем нахмуриться, и начать писать детективы!

FM “Русское радио» надо было назвать ФМММ. Я видел, как трижды народ, наш великий народ перекрывал Варшавку: когда покупали акции, потом хотели вернуть свои деньги и, наконец, когда хотели вернуть любителя бабочек из заключения. Фоменко сначала собирал афоризмы у слушателей посулами озвучить их авторов, потом читал их как свои, а теперь собирает SMS-ки, отвечая на вопросы слушателей нашими афоризмами. Не везёт России с Фоменками: один жонглирует датами, другой – авторством. Беда. А теперь фирма POLISTAR рисует наши афоризмы на своих кружках, разумеется, без подписи.

Питерский «Вектор» выпускает книжки, надёргивая текст из Интернета и так отчаянно перевирая авторство, что вполне оправдывается физическое определение «виртуальность»: короткоживущие частицы, возникающие под воздействием полей. И здесь, урвал, заработал, а что в результате, не важно. Прямо по Амброзу Бирсу: «Цитирование – это неправильное повторение чужих слов».

Я мог бы произнести: мониторируй  дискурс! Да не все поймут. Могу сказать: следи за словами! Не все прочувствуют. Могу и перевести с русского на современный – (фи!) фильтруй базар! Самому не хочется…

Закончу словами Иосифа Телушкина: «С точки зрения религии, человек, использующий чужую фразу без ссылки – двойной вор, ибо он отбирает часть уважения, которое заслужил вор, и, кроме того, заставляет думать о себе лучше, чем он есть на самом деле».

                                                                 Владимир Тюрин           

(Альманах 2009 год)

 

                                                  РАДУГА МЫСЛЕЙ

                                           (О поэзии  афористики)

Хотя идеи и не записываются в реестр наследства, они важнейшая его часть. Это подтверждается, прежде всего, тем, что человечество собрало, хотя и не без потерь, во всемирную копилку мудрости мысли великих своих сынов и каждодневно пользуется этой сокровищницей. Отличительная особенность истины среди прочего ещё и в том,  что полно её можно выразить лишь точными словами. Только в таком виде она становится общепризнанной. А крылатой мысль зовут не только потому, что она летит над Землёй, но и потому, что она зовёт людей в полёт. Афоризм же, даже единичный, как и вовремя сказанная пословица, может глубоко повлиять на личность человека, на направленность и уровень его притязаний.

Высокая цель возвышает человека, даже если он идёт к ней лишь в мыслях. А мудрая мысль потому и мудра, что она зовёт приподняться над обыденностью, посмотреть на мир с высоты, обозреть всю совокупность частностей и обобщить их. Ум связывает со сферой чувств, прежде всего, чувство меры. И афоризм как порождение наблюдательного ума всегда сопряжён с отточенной своей формой с мерою – с художественным вкусом.

Афористически мыслящий человек – поэт в душе, поборник справедливости. Поэтому радуга лучших мыслей, веками стоящая над Землёй, возникла из капель мудрости, в которых переломились лучи доброты. Только высоконравственная мысль может стать афоризмом.

Разум рождает слова, слова же укрепляют разум. Кем бы ни был человек, ему надо проникнуться магией слова. Стремление к накоплению мудрости должно стать необратимым у того, кто посвятил себя науке. А это значит, что в наш век, когда наука пронизывает всю жизнь, знакомство с сокровищницей человеческой мудрости необходимо каждому. Сегодняшнее внимание к мудрым высказываниям связано со всем ходом развития современного общества, со стремлением людей к точному и ясному выражению мыслей в век информационного взрыва, научно-технической революции и невиданного убыстрения темпов жизни, ибо афоризм предельно лаконичен.

Отрадно видеть, что после долгого, можно сказать, векового перерыва, появились писатели, специально фиксирующие отдельные свои мысли подобно Монтеню, Ларошфуко, Лабрюйеру, Лихтенбергу и другим деятелям прошлого, которые прославились  именно благодаря своим изречениям, целенаправленно созданным. Среди многих афористов – наших современников наиболее известны советский писатель Эмиль Кроткий

(1892 – 1963) и польский афорист Станислав Ежи Лец (1909 – 1966). Тот факт, что в последние годы клубы и секции афористики созданы не  только в

Москве, при Добровольном обществе книголюбов РСФСР, в Ленинграде (при Доме учёных), но и других городах нашей страны, также говорит о том, что интерес к афористике – явление не преходящее. Причём современные афористы, как и афористы прошлого, не всегда профессиональные писатели, но всегда люди с творческой, поэтической жилкой.

К сожалению следует признать, что наши литературоведы до 60-х годов не уделяли должного внимания афористическим жанрам. Положение менялось медленно. В статье «Афоризм» в «Краткой литературной энциклопедии» (т.1 М., 1962, с. 366) уже не только даётся определение афоризма, но и указывается: «А. встречается как самостоятельный жанр, но может быть «вводным», включённым в контекст, который в целом не является афористическим»; «А. являются также, как правило, пословицы и поговорки» (там же). Однако статей «гнома», «изречение», «максима», «сентенция» нет и в этом восьмитомном словаре. Только 3-е издание БСЭ посвятило афористическим жанром шесть крупных статей. Для любителей афористики интересно прочитать и работу Н.Т. Федоренко «Афоризм как жанр словесного искусства» («Вопросы литературы», 1973, № 9). Но и после этой специальной статьи проблема классификации  афоризмов остаётся нерешенной.  (После смерти В.М. Борисова в издательстве «Наука» в 1990 году вышла монография Н.Т. Федоренко и Л.И. Сокольской «Афористика». Читатели, желающие более детально познакомиться  с темой афоризм и афористика, могут обратиться к данному изданию, – А.В.)

Будучи в 70-х годах председателем Московского клуба афористики, я пытался разобраться в этом сложном вопросе и затем выступил на одном из заседаний с докладом «О понятиях в афористике». Вероятно, в чём-то мои суждения спорны или слишком категоричны, но приведённая мной классификация стала для меня  «рабочей», хотя, повторяю, проблема эта очень сложна.

Говоря о понятиях в афористике, необходимо, по-моему, прежде всего провести разграничение между пословицами и афоризмами, чтобы очертить границу жанра. Ведь изречения имеют авторство, тогда как пословицы и поговорки – произведения народного творчества. Методики исследования фольклора и авторских литературных произведений также имеют свои особенности. Кроме того, пословицы строятся по определённым стереотипам и касаются определённого круга идей, тогда как авторские изречения разнообразны по форме выражения и могут затрагивать самые разные  явления. Теорией и историей пословиц и поговорок занимается специальная  отрасль фольклористики – паремиология, хотя некоторые литературоведы склонны включать их в афористику, искусственно отрывая от других устного народного творчества.

У истинного афоризма нет контекста, и он не подвержен влиянию времени. До нас дошли изречения, созданные ещё в   Древнем Египте. Стремление не только философски, но и лаконично, образно осмыслить мир и жизнь во всех его проявлениях нашло яркое отражение в литературных произведениях античности, в эпоху Возрождения, в творениях просветителей, в произведениях писателей  и учёных нового времени.

Не всякое афористическое речение можно назвать афоризмом. Мне думается, что под словом «афоризм»  подразумевают два сходных, но не адекватных понятия: афоризм в широком, житейском смысле, без учёта его жанровых разновидностей, и афоризм в узком смысле этого слова, собственно афоризм, который имеет свои отличительные признаки. По-моему, эти два понятия необходимо разграничить, чтобы классификация имела и практическое значение.

Что же такое афоризм в широком понимании этого слова? Моё определение: «Афоризм – завершённая, лаконичная, оригинальная мысль определенного автора, убеждающая не аргументацией, а либо мудростью, либо яркостью, либо неожиданностью, ассоциативностью суждения».

Логическая аргументация не может присутствовать в афоризме не только в силу его краткости, но и потому, что афоризмы часто строятся на парадоксе – на видимой алогичности либо на некой аксиоме, не требующей доказательств. В своём определении афоризма в широком смысле я намеренно связал его отличительные качества союзом «или», а не «и», потому что лишь редкий, чрезвычайно яркий афоризм обладает всеми перечисленными качествами. На этом принципе, т.е. на уяснении того, что преобладает в высказывании, я строю свою классификацию речей, входящих в понятие «афористика». Я исхожу из того, что афоризм, даже «легкомысленный» – всегда серьёзное исследование жизни, в котором причудливо сочетаются эвристика, психология, эстетика, мораль, педагогика и сама идея, часто критически заострённая мышлением сатирика или юмориста. Афористика – не только литературный, но и философский жанр. Однако философия проявляется в разных дозах и различных видах афоризмов, что я так же пытался учесть в своей классификации, которая, конечно же, имеет в основе своей определения предшественников, лишь частично изменённые и уточнённые.

Каждый афоризм должен быть художественно безупречным. Что касается свойств, соединённых в определении афоризма союзом «или», а также сугубой обобщённости и глубины мысли, то эти качества могут присутствовать, но могут и отсутствовать в отдельных разновидностях афоризмов. Итак, в понятие «афоризм» в широком смысле этого слова включаются следующие виды речений:

  1. Собственно афоризмы (в узком смысле этого слова)
  2. Изречения.
  3. Максимы.
  4. Крылатые слова.
  5. Сентенции.
  6. Гномы.
  7. Каламбуры.
  8. Парадоксы.
  9. Юморизмы.

 

Афоризм (собственно афоризм). Этим словом, я предлагаю назвать яркие по форме много ассоциативные и глубокие по мысли речения. Афоризм всегда неожиданность, его мысль не лежит на поверхности, а выхвачена из глубин жизни острым взглядом привыкшего к размышлению человека, причём способного не только к анализу, но и к синтезу. Вполне может оценить афоризм лишь мыслящий человек, привыкший искать в произведении глубокий, второй план. Как пример собственно афоризмов приведу высказывания: «Торопись медленно» (Октавиан Август), «Остроумие – это дерзость, получившая образование» (Аристотель), «Человек – мерило всех вещей» (Протагор).

Для афоризмов-изречений характерны обобщённость и глубина мысли, но без особой меткости или неожиданности суждения.  Это краткие определения сущности явлений. Много ярких изречений создал

В.О. Ключевский: «Крепкие слова не могут быть сильными доказательствами»; «Красота хороша, только когда она сама себя не замечает».

Максимы могут обладать теми же свойствами что и изречения, но в отличие от них, выраженных, как правило, в одной краткой фразе, максимы именно лаконичны. Кроме того, они часто выражают какой-нибудь этический принцип. Например, у Ларошфуко: «Для того чтобы воспользоваться хорошим советом со стороны, подчас требуется не меньше ума, чем для того, чтобы подать хороший совет самому себе». Максимы часто похожи на размышления, но это не логические построения, не силлогизмы – и потому их с полным основанием можно отнести к афористике. Много максим у великих афористов прошлого: Монтеня, Паскаля, Лабрюйера, Лихтенберга, Гёте и других писателей.

Крылатые слова – это наиболее распространённые, известные каждому образованному человеку  афористические речения, многие из которых связаны с культурой античности (Жребий брошен» – Ю. Цезарь), с памятниками христианской литературы: «Не вливай молодое вино в старые мехи». Многие крылатые слова-цитаты из литературных произведений писателей, политиков или учёных («Быть или не быть?»). Мысль крылатого слова более концентрирована, чем в прочих афоризмах: за каждым крылатым словом стоит порою целый рассказ из истории человеческой культуры, известный всем, а потому  и требующий лишь намёка, влекущего за собой вихрь ассоциаций. Когда мы слышим: «Голый король», «А судьи кто?..», мы видим не только истоки этих понятий, но и весь объём их содержания. В отличие от других афоризмов, крылатые слова могут быть выражены одним словом, если за ними стоит целая концепция («Молчалин»). Такие крылатые слова, по сути, метафоры, замещающие собой сложный образ, концентрирующие многообразную мысль до символа.

В сентенциях может не быть ярости, но в них есть житейская мудрость, поучение в высоком смысле слова. Например: «Берегись всего, что не одобряется твоей совестью» (Л. Толстой), «Во время гнева не должно ни говорить, ни действовать» (Пифагор). Их сила и авторитет зависят от того, кто их автор. Они наименее художественны, однолинейны, однако лёгкость из создания кажущаяся: надо быть очень мудрым человеком, чтобы сочинить сентенцию в хорошем, а не в худом смысле слова. В сентенциях часто употребляются глаголы в повелительном наклонении, а также слова с модальным оттенком долженствования: «надо», «должно», «следует» и т.п.

К сентенциям примыкают гномы. Это тоже нравоучения, но изложенные в виде ритмической (или рифмованной) прозы либо в стихах. Сфера распространения – Восток, античность. Пример гномы: «В спор с болтуном не вступай, с краснобаем – подавно, всем нам даётся язык, дума и мудрость – немногим» (Дионисий Катон).

Каламбур – оборот речи, основанный на игре слов, сходных по звучанию, но различных по значению, на многозначности слов, на шуточной их этимологии, на подчёркивании внутренней рифмы слова, на переосмыслении фразеологизмов с целью достижения комического эффекта. Например: «На всякого заведующего есть свой завидующий» (Э. Кроткий); «Юморист трудится кругло-шуточно» (заведующего есть свой завидующий»а переосмыслении фразеологизмов с целью достижения комического эффекта.их этимологии, на Ц. Меламед); «Приятно поласкать дитя и собаку, но всего приятнее полоскать рот» (Козьма Прутков). Каламбур выражает мысль занимательно, вызывает улыбку, но значительную, глубокую мысль каламбурно редко удаётся высказать. В жанре каламбура работают многие современные авторы-юмористы.

Парадокс-речение строится на видимой алогичности, противоречащей здравому смыслу. Но это противоречие часто только внешнее. Например: «Тот, кто применяет силу, доказывает свою слабость» (Р.Тагор). В парадоксах часто используются известные афоризмы, но в «перевёрнутом» виде: «Не поступай с другими так, как хочешь, чтобы он поступил с тобой: у вас могут быть разные вкусы» (Б. Шоу). Парадоксально можно выразить и глубокую, философскую идею: «Мы то всего вернее губим, что сердцу нашему милей» (Ф. Тютчев).

Парадоксальную ситуацию часто используют афористы, пишущие юморизмы (могут быть и другие названия, например,  в «Литгазете»: «лаконизмы» и даже «афоНАризмы»). Вообще это понятие весьма условное, объединяющее высказывания  очень несхожие и по сути, и по форме. Особых отличительных черт юморизма, очевидно, не существует, всё дело в том, в какой пропорции автор использует содержание и форму, чтобы создать оригинальное, остроумное высказывание. Яркий и значительный по мысли юморизм может быть и собственно афоризмом и даже максимой в духе Ларошфуко: «Некоторые разрешают себе приобрести собственное мнение лишь в тех случаях, когда оно дёшево стоит» (Ц. Меламед). С другой стороны, стремление любой ценой вызвать смех приводит к чрезмерному увлечению формой в ущерб содержанию, отчего юморизм оказывается лишённым идеи, глубины и обобщения. Например, у Ц. Меламеда: «Девица на выданье завела книгу предложений»; «Взяточник-бессребренник: брал только бумажками».

Юморизмы всякого рода – явление в наши дни бурно развивающееся. Пусть они заставляют нас чаще улыбаться, но не будем забывать, что в афоризме, какого бы вида он ни был, желательно соединить красоту формы с глубиной мысли.

Гёте так афористично определил природу поэзии: «В частном прозреть всеобщее!». Великий поэт, он и в прозе создавал  обобщающие высказывания, полные смысла. Это не случайно. Хотя афоризмы, максимы и прочие изречения пишутся преимущественно прозой, они поэтичны, и в них, при внешней законченности мысли, всегда присутствует волнующая недоговорённость. Хороший афоризм всегда насыщен ароматом намёка – и вокруг него, как пчёлы над цветком, вьются ассоциации. Ведь даже серый камень на дороге, о который прохожие лишь спотыкаются, в художнике, в человеке, привыкшем мыслить ассоциативно, может вызвать не досаду, а фантазию. И человек, не предполагавший в себе литературного дара, вдруг пишет первое стихотворение. Или первый афоризм! Который – кто знает? – вольётся, возможно, в копилку человеческой мудрости.

                  Статья из книги В.М.Борисова  «1001 мысль»

                     Подготовил к публикации Артур Васильев

(Альманах 2006 года)

 

              Теория афористики от И.П. Шарапова.

Теория была написана автором в 1975 году, уточнена в 1982-ом., дополнена в 1989-ом., а в 1996 году издана на собственные средства. Мы предлагаем читателям  познакомиться с книгой  И.П.Шарапова в сокращённом варианте. 

 

Философия и литература за свою долгую и драматическую историю создали и выстрадали много духовных ценностей. Их первоэлементами являются философские мысли и художественные образы.

Большинство мыслей в философии и литературе связаны между собой в смысловые системы, а вне контекста они неоднозначны. Но есть и такие мысли, которые не теряют точного значения даже в том случае, если их брать поодиночке, вне контекста. Это всевозможные изречения, среди которых особое место занимают афоризмы. Совокупность последних обычно называют афористикой. Для того чтобы исследование афористики было научным, нужна специальная теория, эскиз который мы как раз и хотим здесь дать.

В данном случае предметом исследования является  совокупность афоризмов.

Теорию афористики интересуют следующие вопросы:

  1. Что такое афоризм и афористика?
  2. Каким требованиям должны отвечать сборники афоризмов?
  3. Когда и как возникли афоризмы, каковы закономерности их формирования?
  4. Каково современное состояние афористики и что надо сделать для того, чтобы она более успешно служила человечеству?                       

Первый вопрос

В литературе есть такие определения или характеристики афоризма:

(Автор приводит 22 определения, что такое афоризм, начиная с изданий ХIХ века, со ссылкой на источники).

         Афоризм в разных случаях определён по-разному: то как фраза, то как мысль, то как сентенция, изречение, философское утверждение, вывод, каламбур, шутка, жанр прозы, предложение, положение, поучение, трактат, правило, ключевое слово – всего 15 вариантов в 22 определениях. Каждый из этих вариантов – самостоятельный предмет, характеризующийся различными признаками. Число признаков у всех пятнадцати предметов равно 47. Некоторые признаки сходятся друг с другом. Поэтому можно получить 20 групп признаков:

1)      Краткость, сжатость, лаконичность, немногословность. Этот признак фигурирует во всех определениях. О нём умалчивает лишь Литературная энциклопедия, которая, по-видимому, допускает, что афоризмом может считаться и очень длинное рассуждение, может быть даже целый трактат, лишь бы он был самостоятельным и изящным. По нашему мнению, краткость – это не обязательно 3 – 5 слов. Её нужно понимать как отсутствие лишних слов для выражения одной мысли.

2)      Мудрость, философичность, глубина, обобщённость, общность, максимальная осмысленность, значимость.

3)      Изящество, изощрённость, филигранная отточенность, художественная тонкость.

На наш взгляд «филигранная отточенность» вообще не имеет смысла, так как филигрань – тонкий узор из проволоки. Точить такой узор нельзя. Что же касается художественной тонкости, то, по словам А.С. Пушкина, тонкость ещё не является показателем ума; глупцы и даже сумасшедшие, бывают удивительно тонки. Вместо изящества было бы лучше говорить об оригинальности.

4)      Выразительность или меткая выразительность, меткость. Этот     признак неясный, а понятие меткости не имеет смысла, поскольку не названа цель или мишень, попадание в которую считалось бы меткостью.

5)      Полнота, законченность, категоричность. Этот признак противоречит краткости. Он вытекает из понятия мудрости, а она не возможна без относительной законченности. Абсолютной же законченности вообще нет.

6)      Неаргументированность, отграниченность от логики. Этот признак не всегда отвечает действительности. Есть и аргументированные афоризмы.

7)      Аргументированность, обоснованность, доказуемость, логичность.

Этот признак не всегда имеется. Есть афоризмы и неаргументированные или скрыто аргументированные, например: «Революция – локомотив истории».

8)      Отрывистость, обрывистость. Этот признак неясен. Если, имеется ввиду, обрыв фразы или извлечение афоризма из какого-либо текста, то отрывистость есть не у афоризма, а у включающего его текста. Внутри же афоризма отрывистости нет.

9)      Ясность, определённость – признак излишний, поскольку есть мудрость, которая не может существовать без него.

10)    Запоминаемость – признак психологический, зависящий от остроумия и оригинальности.

11)    Остроумие, шутливость, яркость – признак не обязательный. В некоторых афоризмах этот признак отсутствует. Кроме того, смешные высказывания часто бывают неглубокими.

12)    Самостоятельность. Этот признак – не обязательный.

13)    Отграниченность от пословицы и лозунга. Этот признак не всегда имеет место. Некоторые пословицы и лозунги могут считаться афоризмами, например: «Каждый – кузнец своего счастья» и «В борьбе обретёшь ты право своё».

14)    Внешняя убедительность – понятие психологическое, субъективное. В науке обязательно должна быть доказательность. Убедительность же нужна в агитации и пропаганде.

15)    Принадлежность определённому автору – признак не обязательный. Многие пословицы можно считать афоризмами, так же афористичны изречения из Библии.

16)    Оригинальность, неожиданность суждения – признак необходимый и обязательный. Он проявляется в парадоксальности суждения…

17)    Недиалектичность (несоответствие  требованиям диалектической логики) – признак ложный. Мудрые изречения явно или неявно диалектичны.

18)    Поучительность, способность служить наставлением – признак не самостоятельный, поскольку есть мудрость.

19)    Неспособность к изменению словесной ткани (не изменчивость слов) – признак не нужный. Изменять афоризм можно, хотя и трудно.

20)    Образность – признак ценный, но не обязательный. Есть афоризмы и без этого признака.

         Среди рассмотренных 20 групп признаков афоризма есть взаимосвязи, взаимозависимость, противоречия. Некоторые путают понятия афоризма и крылатого слова…

         По нашему мнению афоризм можно охарактеризовать полно и непротиворечиво такими признаками: мудрость (это главный признак), краткость и оригинальность. Афоризм – это мудрая мысль, выраженная кратко и оригинально.

         Афоризм бывает двух видов: (автор выделяет афоризмы обособленные и вводные).  

Каждый афоризм первого рода самостоятелен. Он не зависит от других мыслей. Афоризм же второго рода  высказан в связи с чем-то, по какому-то поводу. Для его правильного понимания нужно знать контекст, в котором он впервые появился.

Афоризмы первого рода собирать очень легко. Они опубликованы в таком именно качестве. Афоризмы же второго рода найти и извлечь из вмещающего их текста значительно труднее.

Среди изречений различают, кроме афоризмов, так же сентенции (нравоучительные раздумья), максимы  (обобщение жизненного опыта),  парадоксы  (неожиданные, кажущиеся противоречивыми, но логически правильные, высказывания, резко расходящиеся с общепринятыми мнениями или даже со здравым смыслом), негативы  (отрицание общепринятого),  лозунги (призывы),  апофегмы или апофегматы  (краткие нравоучительные истории из жизни знаменитых людей),  рубаи  или рубои  (четырёхстрочные  стихотвориния в персидской и таджикской, имеющие философский или лирический характер), гномы  (мудрые, зарифмованные мысли), заповеди (религиозные или дидактические предписания),  загадки,  пословицы, поговорки,  эпитафии и паремия (изречения и притчи, читаемые во время богослужения). К изречениям условно можно отнести также номологические высказывания  (законы, принципы, правила, эмпирические обобщения), определение предметов или терминов и научные (словесные) формулы.

Все эти разновидности изречений, а в первую очередь сентенции и максимы, могут иметь форму афоризмов.

Ввиду стилистического родства, различие между названными выше видами изречений – нерезкое. Между ними есть переходные разности.

         На вопрос о том, что такое афористика, литература отвечает так:

         «Афористика – одно из средств образно-речевого выражения мудрости, – говорит Н.Т. Федоренко, – совокупность интеллектуальных изречений, отгранённых в лаконическую и совершенную форму…

Афористика – специальная разновидность жанра литературного творчества, жанра преимущественно риторического».

         Борис Лесняк определял афористику, как «совокупность всех форм и художественного слова, выраженного кратко, лаконично».

         Определения афористики нет ни в одном из словарей и ни в одной энциклопедии на русском языке.

         Воздерживаясь от критики определений афористики данных              Н.Т. Федоренко и Борисом Лесняком, дадим своё определение: афористика – учение об афоризмах, создаваемое в литературоведении на границе с философией. В упрощённом смысле афористика – собирание и собрание афоризмов.     

Для более полной характеристики афоризмов нужно ещё выяснить – какова цель создания афоризмов, для чего они нужны?  Они нужны, главным образом, для воспитания способности людей к мышлению. Такова первая цель.

Вторая цель состоит в том, чтобы помочь писателям и учёным найти отправные точки для их новых трудов.

         Третья цель – применение афоризмов для аргументации тех или иных положений, отстаиваемых учёными в споре.

         Четвёртая цель – использование афоризмов в качестве эпиграфов к тому или иному сочинению. Эпиграфом можно высказать научному противнику то, что напрямую сказать неудобно.

          Пятая цель – использование сборника афоризмов в качестве учебного пособия при постановке в вузах курса истории духовной культуры.

         Шестая цель – использование афоризмов для украшение лекции, доклада, речи судебного оратора, пропагандиста, интервью.

         Седьмая цель – удовлетворить потребности молодых учёных. Им особенно важно сформировать своё мировоззрение, научиться абстрактно мыслить, приобщаться к этике учёных, усвоить традиции науки, натренировать смелость мышления.

         Восьмая цель – для политических деятелей, делающих визит в чужую страну, мудрые мысли, кем-либо высказанные в этой стране, сказанные по теме, подчёркивают уважение к этой стране, к народу.

         (На наш взгляд – это самые основные цели, хотя автор приводит ещё семь.)           

Второй вопрос

О требованиях, предъявляемых к сборникам афоризмов.

Первое требование: каждый сборник должен состоять, по крайней мере, наполовину из афоризмов, впервые вовлекаемых в афористику.

Фактически же почти все сборники, изданные за последние три десятилетия, не дают новых афоризмов.

Второе требование – предлагать в сборниках изречений научный аппарат, то есть, методологическое или литературоведческое введение, точные ссылки на авторов и источники, строго продуманный способ расположения изречений, авторский, предметный, библиографический, хронологический и другие указатели.

Главное в этом аппарате – ссылки на авторов изречений. Есть сборники изречений, неизвестно кем высказанные. Иногда можно догадываться, что их автором является сам составитель сборника, «скромно» умалчивающий об этом. В других же случаях изречения так и остаются анонимными.

Для того чтобы автора изречения не спутать с каким-либо  его однофамильцем, необходимо сообщать некоторые сведения о нём.

Не менее важную роль в научном аппарате сборников афоризмов играет ссылка на источники, особенно на первоисточники, по которым в случае необходимости можно проверить – правильно ли выписан афоризм, и не вырван ли он из контекста.

Отсутствие ссылок облегчает фальсификацию. Недобросовестные составители сборников часто по-своему переделывают изречения великого мыслителя.

Искажение смысла изречения достигается также путём его обрывания, искусственного укорачивания.    

Третий вопрос

Афоризмы появились тогда же, когда появилось обобщающее мышление – много тысячелетий назад.

Древнеегипетские и древнекитайские изречения были ещё несовершенны. Они имели дидактический, назидательный, порой информационный, характер. В шумерском и ассирийском эпосе изречения были раздумьями о жизни. Древнегреческие афоризмы носили чаще всего черты натурфилософских размышлений.

В первые пять веков нашей эры много афоризмов появилось в Римской империи. Затем афористика на много веков как бы замерла. Наступило мрачное Средневековье. Лишь в позднем  Средневековье стали появляться работы, в которых можно найти прекрасные афоризмы. В эпоху Возрождения родились гиганты мысли, оставившие нам свои прекрасные изречения – Коперник, Рабле, Декарт, Гуго, Гроций, Монтень, Джордано Бруно. Но, безусловно, расцветом афористики можно считать Новое время.

Приведём несколько сведений по истории афористики в России.

Первый сборник изречений а нашей стране был издан в 1711г. Это был русский перевод польского сборника, составленный Будны Беняшем. Он много раз переиздавался. Его последнее издание вышло в 1788г. В нём помещены апофегмы. В начале книги идут истории и изречения древнегреческих мыслителей. Далее идут мыслители более поздних времён.

         Наше исследование истории афористики в России (1979г.) показало, что по отдельным периодам времени количество издаваемых на русском языке книг по афористике было таким:

                                      1711 – 1800      26

                                      1801 – 1860      33

                                      1861 – 1900      91

                                      1901 – 1915      127

                                      1916 – 1941      9

                                      1942 – 1954      –

                                      1955 – 1978      49

Наиболее интересные в историческом отношении книги таковы:

Первая книга афоризмов, сочинённая русским автором, вышла в 1815г. (Шаликов К.П. Мысли, характеры и портреты. М., 1815, 125с.).

         Первая публикация афоризмов коллектива авторов, выступивших под псевдонимом «Козьма Прутков», была в журнале «Современник» за 1854г., а первое полное собрание сочинений этого «автора» – в  1884г.

         Первая энциклопедия изречений вышла в свет в 1878г. Первый сборник изречений с научным аппаратом – в 1883г…

         Разыскивая закономерности развития афористики, можно сказать следующее:

  1. Природа человека, его духовная сущность, за  всю историю цивилизации, проявившаяся в афористике всех веков и народов, существенно не изменилась, хотя и можно заметить общую тенденцию усиления разума.
  2. В истории афористики зафиксировались этапы развития общечеловеческой мудрости, постепенно берущей верх над классовым сознанием и над страстями.
  3. В содержании афоризмов появляется дух эпохи.
  4. Афоризмы – показатели гуманизма.
  5. Афористика и свободомыслие развиваются взаимосвязно и синхронно.
  6. Знание истории гуманизм помогает гуманизму истории.
  7. Духовное богатство нетленно.
  8. Способы культивирования афоризмов у разных народов – в общем сходные, хотя однотипные стадии истории этого культивирования у разных народов наступает неодновременно.
  9. Чем культурнее нация, тем более обобщённый характер имеют её афористичные пословицы (афористика взаимодействует с паремиологией).
  10. Одни и те же мысли есть в народной мудрости разных народов, хотя высказываются они разными словами.
  11. Демократия оказывает положительное влияние на афористику, а диктатура и тоталитаризм вредят ей.
  12. Афористика развивается неравномерно: более быстро в периоды социальных кризисов и более медленно в периоды стагнации.
  13. У всех народов фольклористика формируется несколько раньше, чем афористика в широком смысле, которая затем оказывает влияние на фольклор.
  14. Для судеб мира история умственной жизни народов важнее истории оружия и орудий труда.
  15. В неразвитом обществе сознание определяется бытием, но по мере развития роль сознания возрастает, и оно постепенно освобождается от диктата бытия. В далёком будущем бытие будет определяться сознанием…
  16. Догматизм любой природы (национальный, религиозный, политический) тормозит развитие афористики, а диссидентство – ускоряет и совершенствует афористику.
  17. Монополия государства и какой-либо партии на публикацию афоризмов парализует афористику.
  18. Афористика по своей природе плюралистична.
  19. Афористика, как  жанр литературы, связана со всеми другими жанрами.
  20. Наиболее яркие афоризмы рождаются в споре.
  21. Новое мышление – ренессанс старого, забытого гуманистического мышления.
  22. Остроумие афоризма уменьшает его философскую глубину.
  23. Чем небрежнее составлен сборник афоризмов, тем более претенциозно его заглавие.
  24. Наиболее глубокие мысли человек пишет в зрелом возрасте.                       

Четвёртый вопрос 

О современном состоянии и перспективах афористики в нашей стране.

Современным мы считаем состояние в период после 1955г.

В 1955г. после 14-летнего перерыва появилась первая книга современного периода, частично касающаяся афористики. Это сборник крылатых слов с небольшим количеством афоризмов: «Крылатое слово. Литературные цитаты» (Н.С. и М.Г. Ашукины).

         В 1959г. были изданы (на русском языке) афоризмы Ларошфуко и сочинения Козьмы Пруткова, а также сборник «Золотые россыпи»           (сост. И.Б. Тумаркин), переиздававшийся затем шесть раз без комментариев и указателей.

С 1962 по 1987год вышло ещё около сорока книг с афоризмами без научного аппарата. Подбор изречений в этих книгах – случайный. Много тривиальных высказываний, сделанных на газетном языке. Много трюизмов.

Подобно тому, как в капле воды можно открыть все законы мироздания, в одном из сборников рассматриваемого периода  можно обнаружить все черты огромного потока сборников этого периода.

В настоящее время афористика имеет статус самостоятельного творчества. Руководители научных институтов, издательств и вузов рассматривают её как хобби чудаков. Ни один из ныне здравствующих авторитетных литераторов, философов и учёных не выступают в печати со своими афоризмами (первого рода). Ни в одном научно-исследовательском институте и ни на одной кафедре нет темы по афористике. Пренебрежение к афористике дошло до того, что о ней даже не упоминается ни в одном словаре и ни в одной энциклопедии. Хотя в Москве, Ленинграде и Минске организованы и активно функционируют клубы афористов, но они не имеют возможности публиковать свои работы. Среди наших издательств нет ни одного, которое располагало бы редакторами, разбирающимися в области афористики и в профиль которого входило бы издание афоризмов и научных трудов по афористике.

         Отношение авторитетных деятелей литературы и философии к афористике во многих случаях непонятное. Некоторые из них считают афористику вредной вещью, поскольку она, по их мнению, даёт возможность невежде казаться начитанным, а глупцу – выглядеть умным. В данном случае вещь явно спутана с её употреблением. Любую вещь, даже самую хорошую, можно употребить во зло, но из этого совсем не следует, что её надо запретить.

         Наряду с противниками афористики есть странные «защитники». Они хвалят в печати даже недобросовестно составленные сборники изречений и не допускают их критики.

         Сейчас наблюдается огромный спрос на афоризмы. Сборники афоризмов, издаваемые огромными тиражами, расходятся мгновенно, и получают восторженную оценку в печати.

         Современное состояние афористики в нашей стране – явно неудовлетворительное. В периодической печати и в отдельных книгах под названием афоризмов публикуются  «фразы» такого рода: «Дарёный конь показывает зубы», «Скажи мне – что ты читаешь и я скажу – у кого ты украл эту книгу», «Если гора неидёт к Магомету, то она родила мышь», «Выпилгляди в оба» и т.п.

         Многие из перечисленных выше недостатков связаны с недостаточной компетентностью составителей сборников, а также работников издательств. Все они (те и другие) не признают логику, называя её формальной. Только этим можно объяснить неточность названий сборников: «Мысли и афоризмы», «Мнения и суждения» и т. п.  Это всё равно, как если бы мы сказали: «яблоки и фрукты», «коровы и животные»,  «люди и французы»

 и т. д.

         Что надо сделать для того, чтобы афористика преодолела нынешние недостатки и трудности.

         По нашему мнению нужны следующие мероприятия:

  1. Для конструирования афористики, как научной дисциплины, необходимо в специальной работе выяснить её структуру, то есть закон её композиции, разработать более основательную теорию афористики, сформулировать её законы и дать систематическое изложение учения об афористике, как специфической ветви литературоведения.
  2. Составить и издать специализированные энциклопедии афоризмов для отдельных категорий читателей – учёных, молодёжи, женщин, военных (такие работы написаны автором, но не изданы).
  3. Клубам афористов предоставить возможность издавать свои труды.
  4. Составить сборник афоризмов второго рода по сочинениям отдельных мыслителей, в частности В.Г. Короленко, В.И. Вернадского, Н. Винера, А. Эйнштейна, Н. Бора, Н.А. Бердяева, А.И. Солженицына и др.
  5. Создать информационно-поисковую систему русской афористики за всю её историю.
  6. Организовать исследования проблем русской афористики в литературоведческих и философских институтах, объявив для этого конкурс.
  7. Провести первую в истории русской  афористики конференцию по проблемам этой науки.

                                  Публикацию подготовил А. Минченков

(Альманах 2010 год)

8 thoughts on “Что такое афористика

  1. Афористика — единственный жанр, где можно доказать свою бездарность одной строчкой.
    Гланик Подольский

  2. Афористика — это литературно-философский вид словесного искусства и речевого творчества.

  3. Афористика — это еще история в афоризмах и афоризмы в истории.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *